Алексей Буренин

( 7 Голосов ) 
 

Сегодня мы в гостях у Алексея Буренина. Это человек из мира экстрима, в хорошем смысле этого слова. В своём ещё достаточно молодом возрасте он уже является кандидатом в мастера спорта по горным лыжам, мастером спорта международного класса по парашютному спорту, двукратным чемпионом мира по классическому парашютному спорту в командном зачете, серебренным призером чемпионата мира по парашютной классике в личном зачете, шести кратным абсолютным чемпионом России по парашютно-горно лыжному двоеборью (Para-Ski), чемпионом мира среди юниоров по Para-Ski, чемпионом мира по Para-Ski в командном зачете, абсолютным чемпионом мира по Para-Ski. И это далеко не полный список всех его спортивных успехов.


Алексей Буренин


Кстати, сколько лет тебе сегодня, Алексей?

Алексей Буренин (далее А.Б.): На сегодняшний день мне 27 лет.

Скажи, пожалуйста, как давно ты стал заниматься горными лыжами, и во что это переросло впоследствии?

А.Б.: Я считаю, что начало было положено в 1988 году, когда мне было три с половиной года, тогда мои родители поставили меня на горные лыжи. Раньше у нас в Уфе был горнолыжный клуб за Южным автовокзалом, сейчас это горнолыжный клуб имени Марка Шериноса, и именно в том месте я первый раз встал на горные лыжи.

К сожалению, в то время не было горных лыж в том понимании как сейчас. Поэтому мне, тогда еще маленькому ребенку, приходилось вставать на лыжи, которые отец сделал мне своими руками. Он обрезал 30-ти сантиметровый кусок горных лыж, приклепал к ним калоши, и, нехитрым способом вставляя валенки в эти калоши, я совершал свои первые спуски. Продолжалось это достаточно долго, до тех пор, пока нога не выросла до пределов валенка.

Так я получил азы катания. Потом с родителями мы стали кататься уже как туристы, путешествовали в Ашу, Белорецк, катались в Уфе и окрестностях, проводили праздники, выходные, каникулы, катались для себя, цели покорить что-то в то время не было.

Когда мне было 11 лет один хороший друг отца, Сергей Кирсанов, сказал мне: «Что ж ты катаешься только для себя!? Ты уже все трамплины и леса переездил, почему бы тебе не заняться спортом?». На что я ответил: «С удовольствием. Что надо делать?». Он сказал: «Я познакомлю тебя с тренером. Если сумеешь проявить себя, то запишешься в горнолыжную школу».

И вот в один прекрасный день в 1997 году я пришел в место, именуемое сейчас «Олимпик-парк», там тогда была уфимская горнолыжная школа, где меня познакомили с моим будущим тренером Андреем Николаевичем Шихалёвым. И он сказал: «Знаешь, ты уже слишком взрослый для горных лыж. Тебе 11 лет, вообще у нас начинают с 6 лет, но я дам тебе шанс, поскольку опыт у тебя уже есть». Он дал мне две недели, сказав, что если я сумею выдержать испытания, подтянуться как-то к ребятам, которые на голову выше катались, то он оставит меня в спортшколе. Так две недели я ходил тренироваться, старался и, видимо, тренер увидел какую-то динамику, перспективы и оставил меня в спортшколе. Так с 11 до 14 лет я занимался горными лыжами.


Алексей Буренин


За тот долгий период какие у тебя были результаты?

А.Б.: На самом деле горными лыжами профессионально я занимался не только эти четыре года. Я занимался ими лет до 17-18. Просто в 14 лет я начал еще прыгать с парашютом, занимаясь и тем, и другим. За это время я успел достичь достаточно скромных успехов в горных лыжах: я стал кандидатом в мастера спорта, несколько раз становился чемпионом города в своей возрастной категории, был в составе сборной республики Башкортостана. Несколько раз выступал на чемпионатах России, где занимал пятидесятое, тридцатое, в лучшем случае около двадцатого места. На Кубке России входил в десятку сильнейших, но по сути дела выигрывал только местные соревнования.

Твои перечисленные результаты пришли в период, когда тебе было меньше 14 лет, и ты занимался только горными лыжами, или уже совмещал горные лыжи и прыжки с парашютом?

А.Б.: Это было после 14 лет, потому что горнолыжный спорт это своя специфика, своя наука, и нужно время, чтобы разобраться в ней, привести свои мысли, своё тело в порядок, технику и тактику. В какой-то момент времени понимаешь, как работает вся эта система, начинаешь себя настраивать на то, чтобы добиваться результата и выигрывать. Я считаю, что косвенно всё связанно, но результаты появились, когда я начал прыгать и уже долго катался.

Несколько удивляет, что это произошло в период совмещения таких противоположных видов спорта. Как думаешь, если бы ты все свои силы отдавал горным лыжам, лучше бы получилось?

А.Б.: Не факт, что получилось бы лучше. Сложно сказать. Разные были мысли, разное чувство сосредоточенности в разные периоды времени. До 11 лет я катался только для себя, и только после начинал кататься для спорта. Еще не было привычки добиваться цели, а когда она выработалась, то и в прыжках и в лыжах, я не мог себе позволить просто так кататься. Поставил цель – добивайся.



А как ты вообще оказался в прыжках с парашютом?

А.Б.: С этим связана очередная интересная история. В 14 лет я познакомился с человеком по имени Альберт Бикметов. Это, наверное, один из самых титулованных спортсменов по парашютному спорту в республике и в Уфе. Он многократный чемпион России, СНГ и многих международных соревнований. Его дети тренировались с нами в одной группе. Он приходил поболеть за ребятишек и подготовиться к горнолыжной дисциплине сам. Нас очень заинтересовало, зачем взрослому человеку, известному парашютисту, кататься на лыжах. Причем он стремился кататься очень хорошо. На что он нам ответил, что есть такой вид спорта «пара-ски» – парашютно-горнолыжное двоеборье, которое произошло из тренировок, учебно-тренировочных сборов и различных учений альпийских спасателей. Их задача – десантироваться в труднодоступный район, приземлиться достаточно точно к пострадавшим, оказать им первую помощь и спустить их при помощи лыж к месту, куда может пробраться какая-то техника для дальнейшего спуска вниз. Из этих учений образовались сначала внутренние чемпионаты, потом доросло дело до мирового чемпионата.

Когда он нам рассказывал эту историю у нас глаза были «по 5 копеек»! Мы очень заинтересовались и сказали: «Мы тоже хотим. Нам это очень интересно!». Он ответил : «Давайте попробуем». Альберт организовал для нас ознакомительный прыжок с парашютом, и просто сказал, что все кому исполнилось 14 лет, приходите такого-то числа на занятия.


Алексей Буренин


И вот нас набралось 12 человек, среди них и девчонки. Мы прошли недельное обучение и совершили свой первый прыжок. Это был 2000 год, 8 апреля. Мы прыгнули, очень понравилось, была буря эмоции. Всей серьезности того, что может из этого произойти, никто из нас не представлял. Но таких ощущений раньше не испытывал никогда.


В небе


Для тебя это был, можно сказать, очень знаковый прыжок. Ведь благодаря ему, ты «впрыгнул» в новый спорт, не представляя дальнейших последствий. Как развивались события дальше? Насколько стремительно появлялись результаты в парашютном спорте?

А.Б.: Здесь всё было несколько по-другому. Если в лыжах результаты появились ближе к концу моих занятий, т.е. 17-18, то здесь все получилось с точностью до наоборот. С первого прыжка всё стало как-то получаться. Первый прыжок мы прыгали с круглыми десантными парашютами, которые практически не управляются. И задачей было приземлиться где-то в поле, где на снегу из красных полотнищ был выложен крест, и около него находился человек, который ждал нас с рацией. Нам надо было приземлиться, сложить парашют в сумку и идти по полю в сторону нашего места сбора, обозначение ого красным крестом. Так вот в первый мой прыжок я, по счастливому стечению обстоятельств, приземлился прямо в крест, чуть ли не на голову человеку который нас встречал. Т.е. идти после приземления мне никуда даже не надо было.
После того как мы все собрались, нас всех построили, и на тот момент начальник аэроклуба, Анатолий Константинович Сырчин, нас всех поздравил и спросил, кто из нас приземлился в крест. Я сделал шаг вперед, он попросил меня выйти вперед из строя, Анатолий Константинович пожал мне руку и сказал: «Быть тебе чемпионом мира!».



С этого момента все и пошло. В первое лето я сделал немного прыжков – 59. Это считается немного. Сейчас мы 500 можем сделать за год. Но, тем не менее, мне удалось освоить все типы парашютов, пройти по так сказать карьерной лестнице начищающего парашютиста и добраться до когорты спортсменов парашютистов. Там на меня обратили внимание спортивные функционеры и дали возможность проявить себя.

Буквально через полтора года после первого своего прыжка я выступал в первом составе республики Башкортостан по пара-ски на открытом чемпионате России. Очень все опасались, что я могу подвести, потому что было мало опыта на тот момент. Тогда у меня было 125, наверное, прыжков с парашютом. Сейчас у меня 4500 прыжков, а на тот момент было совсем чуть-чуть. Но так получилось, что я не подвел, и выиграл эти соревнования в абсолютном зачёте.


Алексей Буренин


Насколько корректно говорить о молодости твоей и пара-ски как спорта? Примерно не в одно ли время это всё началось, или это такое личное впечатление.

А.Б.: Есть факты. Что первый чемпионат мира по пара-ски проходил в 1985 году, т.е. когда я родился. Поэтому вид спорта это достаточно молодой, всего лишь 27 лет, но имеет определенные перспективы.

Самое время прояснить загадочное для многих слово «пара-ски», Расскажи, пожалуйста, подробнее об этом виде спорта, его основных правилах.

А.Б.: Парашютно-горнолыжное двоеборье – пара-ски (в мире Para-Ski) – это слияние двух видов спорта: паршютного и горных лыж. Горные лыжи здесь проводятся по обычной программе слалома-гиганта, т.е. задача спортсмена проехать определенную дистанцию, выставленную из вешек, за минимальное время. У нас это две попытки, которые суммируются.


Алексей Буренин


Задача в прыжках – выполнить от 6 до 10 прыжков, в зависимости от погоды и правил соревнований, и набрать наименьшее количество сантиметров. Сантиметры появляются, если спортсмен не точно попадает в цель. Наша цель – это точка диаметром 2 см, расположенный в горном ущелье, как правило, на выкате горнолыжного склона, и установленный под углом 25-35 градусов. Там есть маты, электронный «блин», но сама цель – этот вот круг. И если ты в неё попадаешь, то на электронном табло загорается «Ноль штрафных очков».

Попасть в этот круг нужно чем?

А.Б.: Пяткой. У спортсмена определённая обувь. Для точности приземления она заточена по определенным нормативам, т.е. диаметр пяточки должен быть не меньше чем 1 сантиметр, иначе будет не чистое попадание, а также можно испортить оборудование - специальную электронную измерительную систему.


Алексей БуренинАлексей Буренин

Таким образом, спортсмен, выпрыгнув с высоты 1200 метров, раскрыв парашют, вычисляя погоду, думая о том, как прыгали предыдущие товарищи, должен попасть пяточкой в этот двухсантиметровый круг. Если ты не попадаешь в него, отклоняешься, скажем, на сантиметр, то на табло загорается «Один штрафной сантиметр». Так вот по серии прыжков задача спортсмена – набрать как можно меньшее количество сантиметров.
Соответственно, после проведения соревнований подсчитывается количество сантиметров и количество очков, набранных в лыжах. По правилам пара-ски одна секунда отставания в лыжах считается тремя сантиметрами в точности приземления. Такая вот система подсчёта «Один к трём».



Как развивалась твоя спортивная карьера дальше?

А.Б.: В конце 2001 года я выиграл чемпионат России по пара-ски, и уже в марте 2002 года меня пригласили в национальную сборную на мои первые международные соревнования. Это был открытый чемпионат Югославии по Para-Ski, подходящие соревнования что бы опробовать или как говорят в спорте "обкатать" молодого и перспективного спортсмена. Кстати эти соревнования тоже не обошлись для меня без сюрприза.

Когда я полетел туда, тренер совсем забыл, что для участников младше 18 лет нужна доверенность на вылет за рубеж от родителей. Он давно не возил на соревнования таких ребят, т.к. парашютный спорт он достаточно возрастной. И вот представьте мое удивление, когда я приехал из Уфы в Москву, сутки на поезде, добрался до аэропорта, начал проходить регистрацию, и здесь выясняется, что у меня нет этой самой доверенности. Получилось, что мой вылет сорвался. Но тренера и друзья-спортсмены забрали мои вещи и объяснили, что мне необходимо сделать за 2 дня до следующего рейса. Хорошо что старт соревнований планировался чуть позже, команда поехала заранее что бы акклиматизироваться и потренироваться, таким образом я не опоздал на соревнования. Я бродил по Москве, звонил родителям, чтобы они выслали мне по факсу доверенность. И через 2 дня я улетел уже один. Таким был мой первый выезд за рубеж.


Дружная команда





Дальше была череда соревнований. Первый чемпионат мира в 2003 году, на котором не удалось показать серьезных результатов, потому что для нас тот уровень был еще запредельным. Мы ходили и смотрели на все с широко открытыми глазами.

А помимо пара-ски меня еще тогда заинтересовал классический парашютный спорт. Если зимой мы занимались парашютно-горнолыжным двоеборьем, то летом меня интересовал классический парашютный спорт. Как раз в то время – 2004-2006 гг. я призвался в армию и прыгал за ВВС, где получил хорошую прыжковую базу и хорошую технику под наблюдением опытных тренеров. Это дало определенный толчок, и я попал в национальную сборную по классическому парашютному спорту, который имеет уже более чем 50-ти летнюю историю.

В нём конкуренция гораздо выше, чем в молодом пара-ски. И где-то в 2006-м году я попал первый раз на учебно-тренировочные сборы национальной сборной, и только в 2007-м году на международные соревнования по парашютной классике.

И дальше все как-то стало друг друга дополнять, зимой я продолжал кататься на горных лыжах, выступал в соревнованиях по пара-ски, а летом прыгал как профессиональный парашютист.

Наверное, не у всех твоих коллег по сборной пара-ски была такая возможность тренироваться летом и иметь такую базу как у тебя?

А.Б.: Да. Во-первых, я оказался в нужное время в нужном месте. А, во-вторых, был момент, когда где-то я пробивался абсолютно сам. Например, я узнал, что есть такая молодежная сборная, что там есть квалифицированные тренера, и что там выполняют хороший объём прыжков, и что это дает большой толчок вперед. Узнал об этом просто из разговора с ребятами, взял телефон тренера, позвонил и напросился. Потом меня уже взяли в состав этой молодежной сборной. Просто за счёт собственного желания. Захотел – попал.